Фото: Игорь ФИЛОНОВ

«Вальдорфская школа воюет с кланом Оробинских» — это звучит как фраза из средневекового романа. Но на самом деле действие происходит в наше время в Воронежской области. А конфликт завязан на коммерческих интересах. Родители учеников обратились к губернатору и прокурору области с просьбой защитить школу — люди опасаются, что она «закроется из-за кадастровой ошибки, в которой учебное заведение не виновато». Дело в том, что на школу подали в суд владельцы соседнего участка, построившие на нём коттеджный посёлок в селе Бабяково Новоусманского района.

Что не поделили «Зазеркалье» с «Радугой»?

Земля, на которой стоят коттеджи и школа «Радуга», когда-то принадлежала предпринимательнице Ирине Мельниковой. Затем на ней был выделен и отдан в залог Сбербанку участок с недостроенным зданием спорткомплекса. Остальную землю приобрели отец и сын Сергей и Андрей Оробинские (Сергей Оробинский — директор агрохолдинга «Агротех-Гарант»). Они построили там коттеджный посёлок «Зазеркалье».
А в 2014 году заложенную землю с недостроем купила вальдорфская школа «Радуга» — по словам директора Светланы КУЦЕВАЛОВОЙ, за 27 млн рублей, взяв кредит. До этого школа «кочевала» в Воронеже по съёмным помещениям.

Уже тогда было известно, что при выделении участка, который покупала школа, произошла кадастровая ошибка и часть здания спорткомплекса «заехала» на землю Оробинских. На «чужих» землях оказалась и подстанция, питающая спорткомплекс, ныне переделанный в вальдорфскую школу. Однако сотрудники школы уверяют: работники Сбербанка заверили их, что проблемы легко решить. Но всё оказалось непросто. Собственники «Зазеркалья» через суд требуют снести подстанцию и перенести границы участка так, чтобы здание школы оказалось на нём.

— Если здание вернуть в границы, школа останется без двора, то есть нам будет некуда перенести подстанцию, — объясняет Светлана Куцевалова. — У нас не останется земли вокруг школы. При этом за границы нашего нового участка «вылезет» канализационная яма, которая находится у нас во дворе. И Оробинские могут опять пойти судиться. Мы же не виноваты в кадастровой ошибке, из-за которой не помещаемся со всеми коммуникациями в границы нашего участка! Мы просили соседей сдать участок, на который «залез» кусок здания, а также землю с подстанцией между школой и трассой нам в аренду или продать, ведь нам ещё надо организовать парковку, проезд к школе. Но они запросили непомерную сумму — 10 млн за полтора гектара.

Андрей Оробинский считает, что школа «использует детей как инструмент давления» в конфликте двух собственников.

— Мы пытались решить конфликт в досудебном порядке — не получилось, — говорит он. — Они знали, на что шли, когда покупали проблемную землю, я лично им это объяснял. Они же понимали, что все вопросы с расположением их объектов на нашей земле надо будет решать. Мы пострадавшая сторона, а из нас делают чуть ли не рейдеров!

Очередное заседание суда состоится 24 ноября. Адвокат Евгений ЕРМИЛОВ сообщил «МОЁ!», что решение суда о сносе подстанции — реальная перспектива. А значит, соседям надо обязательно договориться, ведь, как мы поняли из отзывов родителей и детей, им будет очень жалко покидать уникальную для Черноземья школу.

Чему учат в школе?

Автор вальдорфской методики — немец Рудольф Штайнер. В 1919 году он открыл школу и детсад для детей, чьи родители работали на табачной фабрике «Вальдорф-Астория» в Штутгарте. От названия фабрики и произошло название методики. Многие относятся
к вальдорфской школе подозрительно: «А это не секта?» Мы побывали в школе и ничего сектантского не увидели. Хотя школа и впрямь нестандартная.

Вальдорфская школа появилась в Воронеже в 1992 году на базе УВК № 2 как государственный эксперимент, школа в школе. Её основателем стала педагог Наталья Елисеева. Через 8 лет госфинансирование закончилось, и школа стала частной. Кстати, стоимость обучения не каждому родителю по карману — ежемесячная плата составляет 14 тысяч рублей.

Сейчас здесь учится около 90 человек с нулевого по 11-й класс. Помимо стандартных дисциплин много внимания уделяют развитию мелкой моторики, связанной с интеллектом, — ученики делают поделки из дерева, глины, вяжут и вышивают (в том числе и мальчики), пишут чернилами и перьями.

— Детей у нас мало, поэтому внимание уделяется каждому, — рассказывает нам зам. директора по развитию Ирина КОЗЛОВА. — До восьмого класса почти нет оценок. Мы не делим учеников на отличников и двоечников, а развиваем индивидуальные способности ребёнка.

Ученики также сдают ЕГЭ и получают обычные аттестаты. Практически в каждом классе есть ребёнок с особенностями развития.

Что говорят родители о вальдорфской методике?

Дина ТЮРИНА, мама первоклассницы Василисы:

— Я искала для дочки именно вальдорфскую школу. Здесь прививают любовь к знаниям, морально не травмируют детей, как это нередко бывает в обычных школах. Моя дочка неусидчива, и, если она что-то не делает, учитель спокойно, без крика заставляет доделать. Никто не обзывает детей, не сравнивает с отличниками. А ещё дети к старшим классам чётко знают, какую профессию хотят выбрать.

Людмила ШИЛИНА, мама выпускника вальдорфского класса:

— Мой сын — особенный мальчик (диагноз и имя ребёнка мама попросила не раскрывать. — «Ё!»). 20 лет назад мы пошли в обычный 1-й класс и поняли, что со школой не складывается. В это время в школе № 62 в Воронеже открылся класс с элементами вальдорфской педагогики. Мы отучились там три года. Мне очень нравилась эта методика — никакого формализма, много творчества, игры. На сына это благотворно повлияло. К сожалению, дальше нам пришлось ходить в обычную школу, но сын просто ходил туда, мы занимались самообразованием. А потом он дистанционно окончил американский университет. Я думаю, его успехи связаны с вальдорфской системой.

http://www.moe-online.ru/news/view/353309.html

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники