В Тромсё прошла ежегодная Киркенесская конференция по приграничному сотрудничеству

Как мы уже сообщали, в конце января в норвежском городе Тромсё прошла V международная конференция «Арктические рубежи-2011», участие в которой приняли государственные деятели, политики, учёные и представители организаций гражданского общества из более чем 20 государств: России, Австрии, Бельгии, Великобритании, Дании, Исландии, Испании, Италии, Канады, Нидерландов, Норвегии, Польши, США, Финляндии, Франции, ФРГ, Швеции, Южной Кореи, Японии. Наша страна была представлена делегациями более чем 30 государственных, научных, образовательных и некоммерческих учреждений и организаций Москвы, Санкт-Петербурга, Республики Саха (Якутия), Архангельской, Мурманской областей, Ненецкого автономного округа, Республики Коми, всего около 600 участников. Конференция «Арктические рубежи» в этом году прошла под девизом «Арктика — переломные моменты», модераторами на мероприятии выступили Йонас Гар Стере, министр иностранных дел Норвегии, и Евгений Никора — председатель Мурманской областной думы.

Евгений Викторович поделился с читателями портала полученной информацией и своими впечатлениями от участия в этой конференции, а о работе ежегодной Киркенесской конференции по приграничному сотрудничеству мы расскажем сегодня.

— Евгений Викторович, в каких областях, с вашей точки зрения, должно в первую очередь заключаться приграничное сотрудничество между Россией и Норвегией?

— Сложно найти те области, где это сотрудничество не осуществляется. Прежде всего, это туризм — экологический, этнографический, сельскохозяйственный, развитие которого требует участия малого бизнеса.

— Вы имеете в виду привлечение норвежских инвестиций в туризм?

— Они уже привлекаются — в отель-ресторан «Парк Инн Полярные Зори», «ДнБ НОР Мончебанк», например. Важно, чтобы эти инвестиции поступали не только в Мурманск, но и в регион, нельзя ограничиваться отдельными территориями. По моему мнению, приграничное сотрудничество должно иметь не глобальные формы, а малые, оперативные, ориентированные на быстрый результат. Мы сотрудничаем в области культуры, подготовки кадров, образования и науки. Осуществляется обмен студентами, преподавателями, учеными. Идет популяризация русского языка — в Норвегии и норвежского языка — в России. В Осло все чаще говорят о том, что норвежцы, проживающие в Северной Норвегии, должны овладевать русским языком. Я не знаю, есть ли какие-то директивы на этот счет в Минобразования Норвегии, но дискуссия на эту тему ведется. Мы сотрудничаем также в сфере здравоохранения, морских исследований, рыболовства, экологии. Что касается чисто коммерческого сотрудничества, то это — энергосбережение и энергоэффективность, возобновляемые источники энергии и ЖКХ.

— Какое сотрудничество может быть у нас в сфере ЖКХ, когда в Мурманской области — многоэтажки, а в Северной Норвегии процветает мало-

этажное строительство, каждый дом рассчитан в основном на одну семью?

— Системы отопления, водоснабжения, водоотведения и канализации в Норвегии не сильно отличаются от российских в техническом плане. В зависимости от количества этажей меняются нагрузки, протяженность, мощность, но в целом решение вопроса, как реконструировать дом, чтобы он потреблял меньше тепла, не связано с количеством этажей. Тем более что норвежские компании работают не только в Северной Норвегии, но и в Южной, где достаточно активно ведется много-

этажное строительство. Главное, что у наших соседей есть опыт работы в суровом климате и в условиях полярной ночи. Норвежские коммунальщики пока к нам только присматриваются, им есть куда приложить свои знания и умения и помимо России, но Мурманская область для них — интересный регион.

— Как продвигается вопрос планируемой отмены виз между нашими странами?

— К председательству в ЕС на полгода приступила Венгрия и сразу же заявила, что будет настаивать на включении вопроса по отмене виз в повестку дня. Не Россия будет проявлять инициативу, а ЕС в лице Венгрии. Но ввиду того что Норвегия подписала Шенгенское соглашение, я не вижу возможности отменять визы между нашими странами без синхронизации этого процесса с другими странами Шенгенской зоны. И все же положительная динамика есть. Россия определила ключевую дату — 2018 год, когда в нашей стране

пройдет чемпионат мира по футболу. Президент Медведев заявил, что к этому времени визы для россиян в зоне Шенгена должны быть отменены. Считаю, что это реальный срок. Но можно и к 2015 году достичь в этом вопросе прогресса. Не просто обмениваться мнениями по поводу введения биопаспортов и свободной миграции, а выработать график решения того или иного вопроса и по нему действовать.

В ноябре 2010 года в Осло министры иностранных дел Норвегии и России подписали соглашение об упрощении порядка взаимных поездок. Его цель — упростить поездки для жителей приграничных территорий, это касается только Печенгского района Мурманской области и норвежской коммуны Сер-Варангер. Сделан первый шаг по установлению безвизового режима между Россией и Норвегией. В пропускном пункте Борисоглебск будет отдельный канал для прохода жителей приграничных территорий, переговоры по переоборудованию этого отдельного перехода уже ведутся.

— Ни в Тромсе, ни в Киркенесе ни слова не было сказано про Поморскую зону, как будто о ней раньше и не говорили. (Идея Поморской зоны была представлена еще в 2006 году участникам ежегодной конференции Норвежского совета по культуре, а также семинара по культурному сотрудничеству между северными странами и Северо-Западом России. Говорилось о том, что территория между Йар-фиордом и Печенгским заливом может стать совместной российско-норвежской зоной со специальными таможенными и налоговыми правилами, особым визовым режимом и условиями развития бизнеса. — Авт .)

Много что по теме развития Поморской зоны в 2010 году было сделано, но я согласен, что, может быть, обсуждать ее в прежнем виде уже не актуально. При отмене виз на приграничных территориях Сер-Варангера и Печенгского района создавать там Поморскую зону можно, но ограничения останутся — она не будет полностью открытой.

Для упрощения пересечения границы необходимо унифицированное для обоих государств удостоверение личности жителя приграничья, также нужно усовершенствовать, как я уже сказал, пропускной пункт Борисоглебск, увеличить часы работы КПП для приграничных и иных жителей, провести работу по биометрической идентификации лиц, пересекающих границу. Об этом сказано в официальном заявлении, подписанном между министрами иностранных дел России и Норвегии 2 ноября.

Под действие этого соглашения подпадают муниципальные образования Никель, Печенга, Заполярный, Корзуново и территория коммуны Сёр-Варангер на протяжении 30 км до госграницы. Удостоверения жителей приграничья выдаются, если человек прожил не менее трёх лет на этой территории. Это касается только граждан России и представителей стран Шенгенского соглашения. Заявления о выдаче разрешений будут рассматриваться Генеральным консулом РФ в Киркенесе и Генеральным консулом Норвегии в Мурманске. Время рассмотрения — 10 дней, сбор — 20 евро. В приграничной зоне можно находиться 15 дней, но выезжать из нее дальше в страну нельзя.

— В последнее время норвежцы высказывают претензии России в связи с предполагаемым негативным воздействием на экологию атмосферных выбросов с двух действующих производственных площадок ОАО «КГМК», расположенных в Никеле и Заполярном. Насколько они обоснованны и насколько конструктивно решается вопрос?

— В соответствии с достигнутыми на XXIII сессии российско-норвежской комиссии по экономическому, промышленному и научно-техническому сотрудничеству договоренностями создана специальная рабочая группа по анализу ситуации и планированию реабилитационных и технических мероприятий для оздоровления района деятельности Кольской ГМК. В марте прошлого года ОАО «НИИ Атмосфера» по заказу КГМК выполнило экспериментальные работы по определению уровней загрязнения атмосферы диоксидом серы между промышленными площадками и российско-норвежской границей с использованием аналитической техники, имеющей все необходимые метрологические аттестаты. Также «НИИ Атмосфера» провел моделирование переноса выпадения загрязняющих веществ на территории Норвегии, обусловленных выбросами Кольской ГМК. Для расчета использовалась унифицированная модель ЕМЕР — совместная программа наблюдения и оценки распространения загрязнителей воздуха на большие расстояния в Европе. Она официально признана в качестве инструмента Конвенции ЕЭК ООН о трансграничном загрязнении воздуха на большие расстояния. Эти расчеты выявили превышение критических нагрузок в границах территории 50 на 50 км вокруг предприятий КГМК. Данная зона превышений действительно захватывает незначительную часть Норвегии, что ни в коем случае не может быть трактовано как факт превалирующего негативного воздействия России на окружающую среду Норвегии. При оценке влияния российских источников загрязнения атмосферы на экологию Норвегии необходимо учитывать, что превышение критических нагрузок происходит вследствие суммарного воздействия всех источников, расположенных в приграничных районах России, Норвегии и других стран ЕС. Также необходимо отметить, что КГМК ежегодно осуществляет природоохранные мероприятия, направленные на снижение уровня антропогенного воздействия.

— На конференции вы высказали хорошую идею о создании единого пространства для трудовых ресурсов в Норвегии и Мурманской области. Как вы считаете, от этого в большей мере выиграют жители нашего региона или жители королевства? Кого мы можем пригласить к себе на работу из Норвегии?

— Выиграем все. Прежде всего нужны квалифицированные работники, и не обязательно с высшим образованием. Из Норвегии можно приглашать на специальности, которыми наши соседи владеют очень хорошо. Во-первых, в Мурманской области не так много специалистов, которые могут начать с нуля тот же туристический бизнес. Норвежцы в этом отношении нам будут полезны не столько как бизнесмены, сколько как специалисты, которые могут дать мастер-класс по запуску таких проектов. Нужны консультанты в сфере морской безопасности, рыбопереработки, аквакультуры. Что касается последнего сектора экономики, то норвежские специалисты уже участвуют в наших проектах в качестве консультантов. Северяне уезжают в Норвегию на обучение группами, и не только руководители, но и рядовые работники. В нашем регионе нужны хорошие менеджеры, руководители среднего звена. Россия пока не перешла на международные стандарты бухгалтерской отчетности, это сделали только отдельные компании, поэтому норвежские консультанты в этой сфере тоже необходимы. Хороший пример — образование ОАО «ДнБ НОР Мончебанк», где работают российские и норвежские специалисты. На конференции я приводил пример по работе в Мурманске компании «Рейнертсен НВР», это крупное предприятие, где работают в основном только местные жители, прошедшие обучение в Норвегии. А норвежец всего один — гендиректор этой компании. Я не вижу норвежцев на рынке труда Мурманской области в качестве первых руководителей и низового персонала, но в качестве заместителей, руководителей среднего звена в тех же финансовых организациях они незаменимы. Но надо помнить, что норвежцы поедут только туда, где есть хорошие условия, где можно спокойно жить и платят больше. В Норвегии же ценятся наши ученые, квалифицированные рабочие. Российских студентов в Норвегии много, а норвежских в России — почти нет, несмотря на то, что уровень российского образования признается высоким. Значит, для норвежских студентов в Мурманской области еще не созданы привлекательные условия, и мало информации о возможностях наших образовательных учреждений. Есть и еще одна тенденция: все больше норвежцев российского происхождения хотят работать в России. Необязательно сюда переезжать и жить, но можно приехать, поработать и вернуться. Я вижу, что очень многим «новым норвежцам» интересно что-то новое придумать здесь, в России.

Источник: http://nord-news.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники