Неофициальный музей разместился в подвале школы №52 (Железнодорожный район). Здесь «квартирует» детская юношеская спортивная школа олимпийского резерва №10 по греко-римской борьбе. Небольшую комнату за тренажерным залом отвели под музей боевой славы. Собрали его собственными силами поисковики отряда «Дон», который официально работает на территории области, ребята из военно-патриотического клуба «Варяг« (многие из них занимаются в спортшколе) и их тренеры.

— Летом мы под руководством отряда «Дон» работаем на местах сражений времен Великой Отечественной войны, участвуем в поисках погибших и незахороненных солдат, — начал рассказ Евгений Чулков, старший тренер ДЮСШОР №10. — Каждая из этих вещей дорога нам, все они прошли через наши руки, руки детей. Сначала собрали находки, отмыли, очистили, подкрасили, если необходимо, обновили…

— Это не просто музей, — говорят тренеры. — Это наглядное средство воспитания и обучения детей.

— В школьной программе на изучение Великой Отечественной войны отводится полторы страницы учебника, а в нашем клубе ребята восполняют пробелы знаний по истории, — говорит Чулков. — Поработав с нами, они говорят: «Теперь мы понимаем, что такое война!»

У каждого экспоната своя история, о них Евгений Максимович рассказывает не хуже любого экскурсовода:

— Вот нашли мы останки Четина Ивана Ивановича. При нем рюкзачок, в правом сапоге — нож, в левом кармане — ложка, в левом сапоге — пачка денег, в котелке — шматок сала. Мои парни говорят: «Глядите, какой запасливый, не иначе, хохол!» А я отвечаю: «Нет, это явно бывалый солдат!»

По пробитым снарядами советским каскам, по разорванному в лоскутья стволу самоходки можно судить о том, насколько ожесточенными были бои за Воронеж. А предметы нехитрого быта солдат: бритва, ножик, ножницы, портсигар, фляжки, «смертный» медальон с личными данными солдата, — дополняют суровую картину войны.

— Считалось дурным знаком заполнять такой медальон. Солдаты верили, что в этом случае непременно погибнешь, — рассказывает Чулков. — Так и носили при себе гильзы с пустыми бланками. А вскоре их и вовсе отменили. Вот, понюхайте, привет из 42-го года, — Евгений Максимович протягивает нам зеленый флакон.- Тройной одеколон. Аромат выветрился, но спирт остался. Порой удивляешься, как столько лет сохраняются в земле почти нетронутыми  дерево, кожа, документы. Находим пивные бутылки, пузырьки со средством от вшей, целые консервы. Однажды при раскопках в болотистой местности достали банку с гуталином, я помазал им свои промокшие сапоги и, представляете, — помогло!

Стенды музея подобраны по темам: каски (всего

46 экспонатов), предметы обмундирования и оружие союзников Германии, советский стенд, предметы военного быта… Часть экспонатов приносят воронежцы, бережно сохранившие дорогие им вещи: патефоны, приемники, часы, немецкие деревянные лыжи (по меркам исторических экспонатов почти новые)…

— Этот патефон отцу моего товарища подарили американцы вместе с танками, которые СССР получал по Лендлизу (договор о безвозмездной поставке оружия, боеприпасов и обмундирования. — Ред.), — Евгений Максимович заводит ручкой антикварный инструмент.

— Еще работает. Иглы к нему покупаю у бабушек на блошином рынке, пока еще они попадаются…

Чулков ставит пластинку, бережно опускает иглу и… из динамика раздается песня военных лет, с неповторимым легким шипением и потрескиванием, совсем как в старых кинохрониках (послушать звучание военного патефона можно на нашем сайте kp.ru)!

Целый угол музея отдали под «мирные» находки, обнаруженные поисковиками попутно.

— По берегам рек часто находим предметы быта прошлых веков, — Чулков показывает на стенд с потемневшими от ржавчины наконечниками стрел, домашней утварью. — Вот сарматское копье, ему 2400 лет, русское копье 11-го века, боевой топор 15-го века, сарматские и татаро-монгольские стремена, бердыш, наконечник казачьей пики. Глиняные крынки, чугунные утюги, деревянная ножная прялка, ступа с пестом, корыто, стиральная доска. Если я еще пил молоко из такой глиняной крынки, то наши дети уже совершенно не знают этих предметов. Когда говорю им, что это древняя стиральная машина (Чулков показывает на деревянную стиральную доску), они смеются!

— Не пытались ли вы официально оформить себе статус музея?

— Была такая мысль. Но нам предложили передать экспонаты другому музею. Мы отказались с ними расстаться. Да и потом ведь все это собираем и храним не ради славы, а чтобы воспитывать наших ребят, прививать им патриотизм и бережное отношение к истории своей страны.

Источник: http://vrn.kp.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники