Писатель и журналист Игорь Мальцев об участившихся случаях пневмонии в российской армии

Все уже было. Сначала смешно, потом страшно, а потом по барабану.

Однажды мой прапрадед Сергей Иванович Мальцов вышел к администрации президента с инициативой — пора строить узкоколейку в Крым. И строить с помощью русских рельсов, а не английских, как раньше. Заодно предложил свои услуги по изготовлению этих русских рельсов на своих Мальцовских заводах в Центральной России. Что? Тогда не было администрации президента? Да какая разница — вышел он на точно таких же, но при царе-так-называемом-батюшке. Отчиме всея Руси.

Но те, сдается, были как-то сильно мотивированы покупать именно английские рельсы и вообще ему сказали — Крым далеко и к черту узкоколейку. Ни к чему.

Русские чиновники всегда лучше промышленников знают, что надо делать. Потом, когда все летит к чертовой матери, они умывают руки и уезжают в Париж поближе к счетам и французской любви, а промышленников в лучшем случае хоронят в имении в Симеизе, в худшем — просто сотнями вешают на столбах и расстреливают на Лубянке. Чем это обернулось, знают те, кто брал в руки хоть какую-нибудь книжку по истории России: англичане наваляли русским по самые помидоры. И, в общем, мы проиграли Крымскую войну. Или вас учили, что выиграли?

Рельсов не было, сообщения не было, провиант и оборудование тащили по лиманам на себе и гибли, гибли, гибли. Потому что откатные схемы не позволили сделать русскому солдату нормальное обмундирование, в котором он мог бы хотя бы выжить, а потом уже победить. Трупы замерзших и больных не побеждают обычно. Сергея Ивановича потом объявили сумасшедшим, и царь отнял у него имущество. Рейдерским захватом со стороны государства, передав потом его членам кооператива «Озеро» — Демидовым Сан-Донато.

Все уже было. Сначала смешно, потом страшно, а потом по барабану.

Англичане к обмундированию относятся немного по-другому. Они точно знают, как надо одеваться, когда идешь в Хайлендс ставить на место распоясавшихся шотландцев. Потому что там холодно, мокро и снег может выпасть через пять минут после солнца. Англичане знают, как надо одеваться, чтобы навалять бурам в Южной Африке, где яркое солнце в прохладный ветреный день сжигает на тебе кожу, как серная кислота.

Для того чтобы выжить и победить в Крыму, англичане привезли с собой подшлемник, который так и называется теперь по имени местности Балаклава — balaklava. Его теперь можно встретить в основном в автомобильных гонках: звезды мирового спорта отлично знают слово balaklava — от Шумахера до Яри-Матти Латволы.

Лучшие еврейские портные Saville Row сделали себе имя и состояние на пошиве обмундирования для английской армии. Последний раз, когда я заглядывал в одну из мастерских, там шили мундир для принца Гарри. Без Китая. Вручную. Стоя. Ну, это верхняя граница бизнеса. Что там у нижних чинов на позициях — не знаю, в Афгане с ними не лазил по окопам. Но если чины и жалуются в СМИ, то лишь на машины пехоты — переделанные Defender, которые легко взрываются при помощи road side bombs. А на штаны с бушлатом — нет.

И тут я упираюсь взглядом в Острогожск. Какие-то сотни заболевших простуженных донельзя солдат. Пневмония косит русскую армию. И все жалуются на то, что в синтетических бушлатах холодно. Все заболевшие (а один уже умер в Воронеже от менингита) носили новую форму. Я даже не говорю, как любят тут повторять, «новую форму от Юдашкина», потому что все недостатки новой формы персонифицированы в фэшн-персонаже Юдашкине, который, как говорят нам СМИ, имеет какое то отношение к ее созданию.

И дело не в красоте или некрасоте. Солдат не может выжить в синтетическом мешке, который они называют бушлатом. Он не сохнет, не греет. Когда начинаются дожди — жди пневмонии. А пневмония в армии — это не пневмония дома, которая и в хороших-то условиях опаснейшее заболевание.

Пока одни режут косты, другие ложатся костьми. Кто придумал одевать людей в непригодное для носки? Посмотрите: в любой столице мира обязательно есть некоторое количество магазинов, которые торгуют формой для гражданских — кто любит носить натовские сапоги или куртки. Или штаны. Без разницы. Обычно это люди, которые любят одеваться дешево и практично. У меня есть один друг-дизайнер — он как купил в 1990-е на распродаже германских складов бушлат, так до сих пор в нем и ходит. Сносу нет. И не кашляет.

То, что сегодня происходит в Острогожске, показывает, что исполнение затеи с формой — хуже, чем преступление, — ошибка. Даже в советской армии, где людей не берегли вообще, — мамки еще нарожают — были хлопок и кожа. И стиралось легко, и сохло относительно быстро. Конечно, портянки в XXI веке — это позор всей страны почище «Лады» и надо было что-то менять. Так что кирзовые уродцы должны были умереть. Но синтетика в окопах? Это путь к Балаклаве.

Источник: http://www.izvestia.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники