11 марта в 13.46 по японскому времени (7.46 утра по московскому) в море, недалеко от берегов Страны восходящего солнца, произошло мощнейшее землетрясение. Сила подземного толчка составила почти девять баллов. Землетрясение вызвало цунами, волны поднимались на высоту до 10 метров. Тысячи людей погибли и пропали без вести…

За несколько дней до страшного бедствия в Японию улетел воронежец Максим Гашков.

— В Японию я приехал в командировку на три месяца. 11 марта включил телевизор и ужаснулся: там как раз передавали жуткие кадры с места катастрофы, — рассказал нам Максим. Он живет на самом северном острове страны — Хоккайдо — в городе Саппоро. — От АЭС «Фукусима 1» до нас около 620 км, то есть чуть дальше, чем от Воронежа до Москвы. Ни землетрясение, ни цунами нас особо не затронуло. От самого сильного толчка в 8,9 баллов у меня в доме лишь покачались занавески на окнах. Жизнь в городе мало изменилась. Разве что теперь все следят за новостями и волнуются за своих друзей и родственников, находящихся в опасном регионе.

— Если верить мировым СМИ, обстановка в Японии накалена, и речь идет чуть ли не о техногенной катастрофе.

— По центральным японским телеканалам пока не проходили сообщения о каких-то серьезных угрозах. В основном, передают репортажи про последствия землетрясения и цунами, показывают состояние атомных станций и дают высказаться экспертам. Нам сообщают, что уровень радиации довольно незначительный. Мне кажется, так говорят вовсе не для того, чтобы избежать паники — ведь здесь  ее не было даже в самые страшные моменты, во время и после цунами.

— Не было желания упаковать чемоданы и вернуться в Россию?

— Нет. Я верю японскому правительству. Раз они говорят, что все нормально, то так оно и есть.

«В европейских СМИ показывают ужасы трагедии, а в японских — как люди поддерживают друг друга в беде»

Русские, которые живут в Японии уже много лет, настолько полюбили эту страну и свою новую жизнь, что уехать отсюда в тот момент, когда кругом все рушится буквально на глазах, как они признаются, не могут.

— Я живу здесь уже более 15 лет. У меня здесь муж и дочь, — рассказывает Екатерина Имаи, приехавшая в Страну восходящего солнца из Екатеринбурга. Она живет в пригороде Токио. У Кати на островах свой туристический бизнес. Быт налажен, ребенок ходит в школу. Разве можно все в один миг так просто бросить?

— Катя, как изменилась ваша жизнь после 11 марта?

— Наша семья оказалась подкованной и подготовленной по всем статьям, — продолжает Катя. — После первого толчка мы быстро собрались и уехали в более отдаленный район. Правда, толчки происходят и здесь, иногда доходят до пяти баллов…

Как только началось землетрясение, в нашем городе в целях безопасности сразу перекрыли газ и воду. Каждый день питье доставляют на школьный двор. Отсутствие газа не страшно — есть электричество и микроволновки. С 15 марта возобновились занятия в школах. Но, как вы понимаете, не во всех районах более-менее благополучная обстановка. Например, подруга мне написала смс, что в Екадо (район, расположенный недалеко от Токио. — Авт.) очень плохо с провизией. Мне каждый день пишут из России: «Япония на грани уничтожения, возвращайся!». Я отвечаю: «Не надо петь аллилуйя Стране восходящего солнца! Страна живет. И народ живет, несмотря ни на что». Не надо убиваться и сокрушаться, надо жить каждой секундой, каждым мгновением — именно так думает японский народ. И я с этим согласна.

Наш соотечественник Тим Галло (творческий псевдоним пользователя Живого Журнала zhan_kristoph) живет в Токио уже шесть лет. Работает фотографом и преподает в киношколе для японских студентов. Он тоже говорит, что все друзья призывают его покинуть Японию.

— Если я могу быть чем-то полезен, останусь здесь, — заявляет Тим. — Здесь очень много тех, кому я могу помочь. Каждый день по телевизору передают новости. Отличие японских репортажей от европейских в том, что последние стремятся показать самые ужасающие кадры: огонь, слезы, руины. А японцы передают новости о том, как люди борются с последствиями землетрясения и цунами. Если честно, для нас, живущих в Японии, нет никакой пользы от репортажей с ужасами. Гораздо актуальнее слушать, что эксперты говорят, как надо поступать в экстренных случаях и что делать после катастрофы. Остается только удивляться достоинству, с которым японцы принимают удары судьбы. Все ведут себя организованно и помогают друг другу.

А КАК У НИХ?

«Именно сейчас мы чувствуем, что должны помогать друг другу и ни за что не сдаваться!»

«Комсомолка» пообщалась с японцами, пережившими страшное землетрясение и цунами

Бизнесмен Хироясу Хаяши живет в городе Сендай префектуры Мияги — этот район Японии больше всего пострадал от цунами:

— Когда началось землетрясение, я ехал в машине, — вспоминает Хаяши. — Я внезапно почувствовал, что дорога начала то подниматься, то опускаться. Она словно извивалась подо мной. Стало трудно управлять машиной, и я очень испугался. С трудом остановил автомобиль. К счастью, вблизи не было больших зданий, поэтому я, можно сказать, находился в относительной безопасности.

Потом услышал, как по радио объявили о цунами. Всех жителей города начали эвакуировать. Те, кто не успел уехать, пытались спастись на крышах домов. Я видел, как подступали стремительные потоки мутной и темной воды, которые все сносили на своем пути. Машины, скамейки, мебель — все это проносилось мимо. Но мы не паниковали, а просто ждали, когда наступление водной стихии прекратится.

По словам Хироясу, на данный момент практически все жители города находятся в бедственном положении: многие потеряли связь с родными и друзьями, лишились крова. Особенно остро ощущается недостаток продуктов и питьевой воды.

— Моей семье еще повезло, — говорит Хаяши. — В моем доме затопило только пол, снесло входные двери. Но три дома, которые находились по соседству, практически полностью оказались разрушены. Еще я очень беспокоюсь за своих друзей, с не могу выйти на связь. Их мобильные телефоны не отвечают. Очень не хочется думать о плохом!

Осаму Нишимура, инженер на строительной фирме, житель префектуры Канагава, граничащей на севере с Токио:

— У нас особенно остро сейчас ощущается недостаток еды, воды и бензина. Но что я могу сказать: именно сейчас мы чувствуем, что должны помогать друг другу и ни за что не сдаваться. Потому что, когда стихия перестанет буйствовать, мы сможем двигаться и жить дальше. И все наладится.

Сотрудник компании по переработке металлов Кен Йошихиса из Хиросимы:

— Несмотря на то, что наш город расположен довольно далеко от префектуры Мияги, мы тоже ощутили подземные толчки. Но, конечно же, у нас они были не столь значительны, как в Токио. В целом у нас довольно спокойная обстановка. Несколько моих знакомых поехали в пострадавшие районы, чтобы помогать людям, оказавшимся в беде.

Веб-дизайнер Масару Окада и программист Казухиро Йошида живут в Токио. Они вспоминают, что самое страшное для них было — это не подземные толчки, а опасность цунами.

— В момент землетрясения я был внутри здания. Но меня это не испугало — я был уверен, что дом выдержит и не разрушится, — заявил нам Масару. — Никто из тех, кто находился в офисе в тот момент, не пострадал.

— Последствия землетрясения — это страшно. И цунами — это тоже страшно, — подхватывает Казухиро. — Сейчас у нас отключили электричество. В доме холодно и темно. Но мы терпим.

— В более безопасный регион или уехать за границу не хотите? 

— Нет, потому что это не совсем разумно. В Токио живет 10 миллионов человек. Если они все поедут в другой район — это тоже будет своего рода катастрофа. С заграницей практически то же самое. Да и как можно уехать, когда здесь нужна наша помощь?

Источник: http://vrn.kp.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники