Летом – на лодке, зимой – пешком. Так традиционно переправляются через Волгу жители прибрежных сёл и деревень. Насколько же обеспечена безопасность ледовой переправы?

Комментариев:

Солнечным морозным день­ком мы оказались в деревне Коровино Мышкинского района. С берега открывается чудесный вид на «Мышиную столицу» и Волгу до самого горизонта. И удивительно – на реке где-то вдалеке, как чёрные точки, лишь пара рыбаков на льду.

Хотя чему удивляться? Мы разговаривали с угличским инспектором госинспекции по маломерным судам (ГИМС) Романом Отопковым, начальником отдела ГО и ЧС Мышкин­ской администрации Василием Лошенковым. И вот какую картину они нарисовали. В местах, куда летом приставал паром, установлены аншлаги, запрещающие проход и проезд. Вместе с сотрудниками милиции инспектора ГИМС по графику проводят рейды. Находятся, конечно, те, кто готов рисковать своей жизнью ради того, чтобы перебраться на другой берег по льду. И восемь человек уже попались при попытке «нелегального» перехода через Волгу. Милиционеры тут же составили протоколы об административном правонарушении. А это – штраф до пяти тысяч рублей.

Но мы-то знаем – милицией и протоколами нашего человека не испугать. Тем более, речь идёт о насущном: всего за двадцать минут перейти реку и добраться до автобусной остановки. А она прямо на берегу. И сюда приходит автобус «Ярославль – Мышкин». Езжай куда хочешь – в родную деревню в мышкинском правобережье, в Большое Село или же в Ярославль. Альтернатива – потратить время и деньги на автобус в объезд, через Углич. Хорошо было в прошлом году: Угличский речной порт организовал зимой паром. Но дело это оказалось невыгодным: народу мало.

Но почему всё-таки в Мышкине, кроме редких отчаянных рыбаков, мало кто форсирует реку? Жители и той и другой стороны Волги убеждены: нынче лёд не тот, что прежде. Тонкий, по причине тёплой воды. Будто бы она нагрелась жарким летом и до сих пор отдаёт тепло. Другая версия: на Угличской ГЭС якобы поставили ещё один агрегат, и вода стала теплее от этого. Словом, лучше не рисковать – опасность реальная. Нужно сказать сразу: специалисты посмеялись над этими версиями. И выдвинули третью… Но об этом дальше.

И вот мы стоим у аншлага, который грозно предупреждает нас об опасности. А ведь как-то, года три назад, и мне доводилось преодолевать Волгу – спешила на автобус. Тогда в этом месте переправлялись даже машины. А сейчас здесь лишь масса звериных следов. И лёд действительно не тот, что прежде. На белом фоне тут и там видны желтоватые пятна, словно промоины, затянутые ледком. Заглянула в трещину, а там чёрная вода… В начале декабря, рассказал Роман Отопков, местный житель где-то здесь провалился в воду. Пожарные, прибывшие на место по сигналу очевидцев, накинули на него верёвку, смастерив из неё нечто вроде лассо. Мужика вытащили, согрели, растёрли спиртом. Теперь желающих рискнуть мало.

Нет ледовой переправы и в Некрасовском районе. Точнее, на балансе администрации её нет. А люди реально ходят из Красного Профинтерна по льду Волги. Неужто ехать на автобусе до Ярославля, а затем садиться в набитый битком автобус до райцентра? А потом проделать всё в обратном порядке. При хорошем раскладе, если всё подгадать, это минимум полдня. Моя собеседница, работник бюджетной сферы, говорит: сама, дескать, ходила через Волгу, носила годовой отчёт в Некрасовское.

Начальник отдела ГО и ЧС района Константин Копылов рассказал нам о предупреждающих аншлагах и вешках. Посетовал: в связи с малой интенсивностью движения, за день Волгу переходят два десятка человек, строить пешеходный переход нет смысла. Раньше хоть был крахмало-паточный завод, куда на работу ходили люди из деревень правобережной стороны.

В принципе, утверждает Константин Копылов, лёд в районе Красного Профинтерна установился прочный – не меньше десяти сантиметров. А вот машинам тут не проехать. И вот тут возникает третья, обещанная, версия. Лёд не совсем обычный – двухслойный. Нижний – тот, что установился в конце ноября. Потом энергетики спустили воду. А выше – слой из спрессованного снега, превратившегося в ноздреватый непрочный лёд. Потому даже на квадроциклах не советуют выезжать на такой «бисквит». Провалишься – и не поймёшь куда.

В Тутаеве своя ситуация. До 21 января на местных жителей, которые переходили Волгу по льду, формально можно было составить протокол об административном правонарушении. Ещё на минувшей неделе нам сообщили в райотделе милиции: проводится профилактическая работа, никто через реку не ходит, ездят кругом через Ярославль.

А 21 января сотрудники ГИМС, как сообщил нам начальник отдела ГО и ЧС городского поселения Павел Лопаткин, официально приняли переправу. И под вечер пятницы мы увидели чуть ли не толпы, бредущие кто в Романов, а кто обратно – в Борисоглебск.

Хотя лёд в общем-то остался прежним. А что ещё нужно? Есть два прожектора на противоположных берегах, инспектора ГИМС ведут ежедневно замеры льда. Установлены вехи с ленточками, указующие путь. Правда, им никто не следует: люди переходят Волгу кто правее, кто намного левее переправы. Почему? Вехи ведут к очень крутой лестнице. И все топают к более пологой части берега, где их поджидают машины, такси. Вот нам повстречалась местная жительница. Зоя Павловна регулярно навещает престарелую мать в левобережной части Тутаева. Ездить кругом через Ярославль было бы, по словам женщины, «начётисто» – дорого. Что говорить про время…

К слову, на тутаевской переправе чётко видны две «улежавшиеся» колеи. То есть тут и машины ездили, несмотря на аншлаг «Проезд запрещён!». Сейчас проезд ещё и физически невозможен: кто-то сгрёб гору снега прямо на съезд. И вот на наших глазах к кромке берега лихо подскочило авто. И такой облом: мало того, что не съехать, так ещё откуда ни возьмись два милиционера с добрым советом: разворачивайся! Водитель искренне удивлён. Были поражены и мы: даже в такой холод милиция дежурит на переправе!

Впрочем, за разгадкой, наверное, далеко ходить не нужно. В этот день губернатор Сергей Вахруков отправился вверх по Волге вместе с начальником Главного управления МЧС по Ярославской области генерал-майором Павлом Барышевым. На судне с воздушной подушкой они совершали рейд: смотрели, как власти заботятся о безопасности граждан на ледовых переправах.

Наши тутаевские собеседники вспоминают: каждый кандидат на должность главы района обещает построить пешеходный переход. А после выборов начинаются разговоры о том, что это дорого, что зимой бабушки с левого берега всё равно дома на печи сидят. А тут один лишь проект ледовой переправы стоит более миллиона рублей. Вон даже в Мышкине не стали паром зимой водить, хотя там переправляется масса машин со всех концов России. И всё равно – убыточно.

Пожалуй, главный аргумент властей – невыгодно, потому что народу стало мало. Где колхозы все обанкротились, как в мышкинском правобережье, – одни мыши в амбарах остались. Где завод закрылся, и в посёлке практически одни старики да безработные живут. Да, народу маловато. Только вот как бы подобные установки не загнали нас в порочный круг, когда не разобрать где причина, а где следствие.

Отправить:

Источник: http://www.sevkray.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники