Я пришел к Зое Егоровне Шулбаевой именно в тот день, когда она рано утром московским поездом вернулась в Абакан из села Алексеевка Белгородской области.

КАК только прочитала в газете “Хакасия” о том, что нашелся мой родной брат Николай, точнее, место его захоронения, сразу же засобиралась, — рассказала Зоя Егоровна. — Написала в Мухоудеровку Алексеевского района, съездила в Анчуль за горсточкой земли, чтобы положить ее на могилу брата, обратилась за помощью в совет ветеранов Хакасии… Пришел долгожданный ответ на письмо. Как оказалось, республиканский совет ветеранов обратился в правительство республики, и Виктор Михайлович Зимин (большое спасибо ему!) выделил 15 тысяч рублей, так что хватило и на дорогу, и на проживание. Он же передал мне часы с гравировкой к 65-летию Победы. Их я вручила Юрию Николаевичу Лапшину, учителю географии Мухоудеровской средней школы, руководителю группы “Поиск”. Взяла с собой и пуховый платок — для Зинаиды Васильевны Павленко, все годы ухаживавшей за братской могилой. Но, к сожалению, Зинаиды Васильевны уже нет, и через того же Лапшина передала платок ее внучке.

3 декабря Зоя Егоровна прибыла на станцию Алексеевка. Там ее встретил Юрий Лапшин, а затем целая группа — глава администрации села Мухоудеровка Валентина Былдина, представители совета ветеранов района и дистанции пути Лиски — приехала в село Матома, где установлен мемориал в честь погибших воинов-железнодорожников.

— По хакасскому обычаю, — говорит Зоя Егоровна, — я окропила чаем с молоком братскую могилу, налила всем “фронтовые” и отдельно поставила стопку у мраморной плиты, где записано имя моего брата — Николая Егоровича Шулбаева. Правда, фамилия чуть искажена: написано — “Шульбаев”. Местные власти обещали было исправить ошибку, но я попросила не делать этого, чтобы не испортить плиту. Они и без того проделали большую работу, чтобы найти родственников погибших солдат, установить их имена, а также постоянно ухаживали за могилой воинов. Низкий поклон им за это… Оттуда я тоже привезла горсточку земли. Вот выберу время, съезжу в Анчуль и рассыплю ее над могилками отца и матери — Егора Степановича и Антониды Афанасьевны Шулбаевых — как прощальный привет от сына.

Брата Николая Зоя Шулбаева едва помнит. Ей было всего четыре года, когда его призвали на фронт в июне 1941 года, а в октябре он, оказывается, погиб… Долгие годы она искала брата, считая пропавшим без вести.

— Помню, стоя на крыльце, он подкинул меня вверх и сказал: “Живи счастливо, сестричка!..” — вспоминает Зоя Егоровна.

ТАК что же произошло осенью 1941 года, почти 70 лет назад, на белгородской земле? Немецко-фашистские полчища рвались к Юго-Восточной железной дороге, чтобы перерезать магистраль, питавшую Сталинград, — твердыню на Волге.

Нацистские “юнкерсы”, опережая армейскую группу “Вейсх”, устремившуюся к Дону и Воронежу, днем и ночью бомбили железную дорогу, обрезая отступление наших войск от Харькова. Восстанавливать железнодорожное полотно и обеспечивать пропуск воинских эшелонов — такое задание было поставлено перед воинами 83-го отдельного строительно-путевого железнодорожного батальона 5-й бригады особого корпуса железнодорожных войск Красной Армии. Одно из подразделений этой бригады и базировалось на станции Матома, что близ Алексеевки Белгородской области.

26 октября гитлеровские самолеты обрушили бомбовый удар на 90-й километр перегона Острогожск — Алексеевка. Прямое попадание немецкого фугаса в казарму воинов-путейцев оборвало жизнь 27 из них. Тут же, в пятидесяти метрах от развороченной казармы, и похоронили их жители села Мухоудеровка. На братской могиле поставили скромный фанерный памятник с красной звездой. Со временем заменили его на металлический. Но до нынешней весны захоронение солдат оставалось безымянным, а металлический обелиск ржавел, ветшал.

Так было до тех пор, пока участники патриотического клуба “Поиск”, руководимого учителем географии Юрием Лапшиным, не взялись за раскрытие тайны безымянного памятника. Ребятам повезло: они еще застали живой очевидицу тех событий Зинаиду Васильевну Павленко, все годы ухаживавшую за могилой солдат. Она-то и рассказала ребятам о разбомбленной казарме, вывела их на след бойцов 5-й бригады.

Когда были установлены имена всех 27 красноармейцев, глава Мухоудеровской сельской администрации Валентина Былдина решила увековечить память солдат достойным памятником и обратилась в дистанцию пути города Лиски. Начальник ПЧ-4 Григорий Стрикица, председатель профкома Михаил Хамахаев и председатель совета ветеранов дистанции пути Михаил Черных просьбу главы восприняли как зов своих воинов-коллег из далекого 1941-го. Общими усилиями и средствами всего за месяц был установлен мемориал из белого мрамора и металлическая ограда.

— Теперь моя душа спокойна, — сказала Зоя Егоровна на прощание. — Еще раз земной поклон всем, кто, помня долг перед погибшими, создал этот мемориал, а также тем, кто помог мне съездить в Матому, чтобы поклониться праху моего брата.

Источник: http://www.gazeta19.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники